Тайны всемирной культуры, обзоры, известные личности

Употребление угрей в ресторанах

В ноябре 2004 года два брата, Дуг Уотте, журналист-фрилансер из города Огаста в штате Мэн, и Тим Уотте, комендант колледжа в Истоне, Массачусетс, обратились в Службу рыбных ресурсов и дикой природы США с просьбой включить американского угря (Anguilla rostrata) в список видов, находящихся под угрозой исчезновения, или даже в список исчезающих видов.

К подобному шагу их побудила собранная Касселманом информация, свидетельствующая о резком сокращении популяции угрей в верховьях реки Святого Лаврентия. С середины 1980-х до середины нынешнего десятилетия количество молоди снизилось почти на сто процентов. Этот регион, охватывающий верховья речной системы Святого Лаврентия, озера Онтарио и их притоков, — самый крупный в Северной Америке район, в котором нагуливаются угри. Здесь одни лишь самки угрей составляют половину всей биомассы рыб.

Полоса препятствий.
Одна из причин сокращения численности угрей — это появление плотин гидроэлектростанций Боарнуа и Мозес-Саундерс. Они стали препятствием на пути миграции рыб вниз и вверх по реке Святого Лаврентия и озеру Онтарио. Даже если Международная торговля угрем — молодняку и удается с помощью рыбохода подняться вверх по течению, то выросший угорь, спускаясь вниз, может угодить в генерирующую электричество турбину. «Некоторые утри выходят оттуда с полностью содранной кожей», — рассказывает Дуг Уотте.

Чем крупнее рыба, тем большую опасность для нее представляет плотина. В Новой Зеландии долгоперые угри (Anguilla dieffenbachii) достигают двух и более метров в длину, и если они попадают в турбину, то непременно гибнут.

В феврале 2007 года Служба рыбных ресурсов и дикой природы США заявила, что включение американских угрей в «Закон о видах, находящихся под угрозой исчезновения» не оправданно, в частности потому, что многие особи всю жизнь проводят в соленой воде устьев рек, так что проблемы пресных водоемов на них не сказываются. «Это все равно, что заявить, будто орлам не нужны деревья для постройки гнезд, потому что есть телеграфные столбы, — возмущается Уотте. — Просто угрей всегда было так много, что никто не верит в возможность их исчезновения».
http://tainy-kultury.ru/

Защитники леса

Поначалу защитники леса даже думали, что это провокация властей. «А чего она сама не является, когда мы ее приглашаем?» — сквозь зубы говорит стриженный «под Котовского» милиционер из Химкинского УВД, когда я спрашиваю его о Чириковой и других защитниках леса.

Как и многие его коллеги, милиционер искренне считает, что Чирикова и другие защитники леса «куплены Западом», чтобы раскачивать хрупкую лодку «суверенной демократии». В качестве аргумента он приводит факт, что у Евгении до сих пор московская прописка и ее нельзя назвать коренной «химчанкой» — хотя в Химках она живет уже двенадцать лет.

Чирикова действительно сейчас много времени проводит в Москве, где (совсем как Ленин) ночует на конспиративной квартире у друзей. Еще несколько лет назад она была типичным представителем среднего класса «путинских нулевых», а ее совместная с супругом компания занималась проектированием объектов для государственных организаций. Пока компания работает нормально и с проверками милиционеры туда не приходили. «Дайте только срок»,- иронично творит Чирикова.

Она признается, что до истории с Химкинским лесом не интересовалась политикой и не ходила на выборы, а система, созданная Владимиром Путиным, ее полностью устраивала. «Я в ней жила и хорошо себя чувствовала», — резюмирует активистка. Когда Евгения в 2009 году участвовала в выборах мэра города Химки, то получила третье место. Кресло мэра интересовало ее только с одной точки зрения — остановить вырубку.

Политологи предрекают Чириковой будущее лидера разозленного среднего класса, который обеспокоен, что его свободы попираются хамоватыми властями. Когда омоновцы жестко хватают главную защитницу леса за руки, она визжит, как самая обычная женщина, отбивающаяся от мужиков. Искренность прибавляет Чириковой популярности: в начале августа в ходе голосования на «Эхе Москвы» восемьдесят один процент радиослушателей назвали ее своим героем. Евгения признает, что сумела политизировать проблему, но считает, что на самом деле ее большой роли в этом нет. «Я ничем не управляю, просто комментирую происходящее», — говорит она.
Дальше…

Comments are closed.

Рубрики